Чтоб я так жил!

Юсуп пытается оправдаться, лепечет что-то о своих проблемах со зрением.

– Молчи! Ты хочешь нравиться женщинам! А знаешь ли ты заповедь Христа: не прелюбодействуй? Знаешь ли ты, что Христос велел отрубить детородный орган каждому, кто попытается…

– Бедный Юсуп. По-моему, прежде чем лишиться девственности, он станет кастратом, – шутила Бренда, выглядывая из своей пожарной каморки, возле которой обычно проходили эти невероятные занятия по Катехизису.

Бренда перекрасила волосы в желтый цвет. Светлый цвет волос женщину молодит. Но в сорокалетней Бренде и так проглядывает что-то от озорной девчонки.

Каждое утро, шаркая туфлями, она идет в Оперативный центр. Отмечается там в журнале, застегивает непослушные пуговицы белой рубашки и, подтянув повыше съехавшие богатырские брюки, нажимает кнопку рации:

– Доброе утро, ребята.

И двадцать угрюмых лбов в униформе на всех пяти этажах супермаркета, услышав в рациях веселый голос Бренды, ненадолго выходят из сумрачной задумчивости.

Тяжелая думушка всегда лежит на челе охранника. Он думает о многом. В первую очередь, конечно, о Времени, – сколько еще часов   «нужно сделать». Еще он размышляет о том, в какую дешевую обжорку пойти на ланч: «Макдоналдс» или «Цыплята Кентукки»?

А вот ланч Бренды проходит прямо на ее посту – в комнате, на дверях которой висит табличка «Пожарная станция».

Вся эта комната – в электрических щитках. Бренда отвечает за один – главный, утыканный кнопками и лампочками. Каждая лампочка на этом щитке относится к определенному объекту в супермаркете. Если лампочка не горит, значит, на объекте все в порядке. Лампочка вспыхивает – на объекте что-то стряслось. Как начальник Пожарной станции, Бренда обязана тут же связаться с Оперативным центром и доложить о случившемся – зажглась лампочка! Вот, собственно, весь круг ее обязанностей.

Немудрено, что при таких трудовых нагрузках Бренда быстро превратила эту «станцию» в буфет, кинозал и спа-салон. Приволокла туда лэптоп. Из кресел и стульев соорудила себе столик и лежанку для отдыха.

Феликс любил заходить в «салон» к Бренде, покидая свой пост. Садился на стул, вытягивая уставшие ноги.

Одним глазом Бренда смотрела кино в лэптопе, другим косилась на гостя. Она всегда ему улыбалась, многопудовая Бренда. Ее старший сын сидел в тюрьме. А она жила с 12-летней дочкой, в которой души не чаяла. Мужа у Бренды не было, в том смысле, что замужем она никогда не была. Зато любила рассказывать о своих бывших и нынешних кавалерах:

– Я всех своих любовников держу на коротком поводке: одних приманиваю вкусной жратвой, других бесплатной марихуаной. Ну а самых строптивых – своим шармом. Ты бы видел меня в пеньюаре! Я в пеньюаре – лучше любой супермодели! Ха-ха-ха! Ну, чего такой хмурый?

facebooktwittergoogle_plus