Чтоб я так жил!

– Мы тебя слышим, мы тебе верим, – ласково говорил Большой Джо, незаметно приближаясь к Хуану еще на шажок.

Тот устремил на босса пронзительный взор, глаза его наполнились ужасом.

– Не подходи, сатана! Не касайся моих святых одежд! – брови Хуана взлетали и опускались, как «дворники» машины.

– Спускайся вниз, – просили его Мартин и Феликс.

– Мой сладенький, иди ко мне, – звала его Бренда. – Я дам тебе всё, что ты попросишь.

– Бро, у меня для тебя есть кое-что, очень чистый, без примеси, – это Брайан. Тоже незаметно приближался к Хуану, поднося большой палец к ноздре своего носа, словно нюхая кокаин.

Краешком глаза Брайан перемигивался с Джо.

В какое-то мгновение искра разума вспыхнула в безумной голове Хуана. Сквозь клубящийся дым, сквозь тучи пыли и пепла, за руинами рухнувших небоскребов, за обломками мостов Хуан смутно разглядел знакомые лица Брайана, Феликса, Бренды… Но ангел пронесся мимо и позвал за собой. Хуан поднял руки, чтобы полететь вслед за ангелом…

Крепкие руки Джо и Брайана успели схватить его, «отлетающего» с перил, и низвергли на пол.

На улице уже стояла машина скорой помощи. Вскоре из здания Time Tower выкатили на колесиках металлические носилки.

Завернутый в брезентовую простыню и привязанный тугими ремнями к носилкам, Хуан смотрел в хмурое декабрьское небо.

Сыпал мелкий снежок. Два санитара неспешно толкали носилки, разговаривая по пути с Большим Джо. Остановились у машины и все еще продолжали разговор. Судя по выражению лиц, говорили о чем-то важном, быть может, о технических достоинствах новой модели автомобиля «Форд» или о дешевой распродаже электротоваров в праздничный сезон.

Их разговор, однако, не имел ни малейшего воздействия на Хуана, отрешенно смотревшего вверх. Снежинки таяли на его лице, отчего лицо Хуана казалось заплаканным.

– Раз-два-три! – санитары подняли носилки и втолкнули их в фургон.

ххх

Эта попытка несостоявшегося суицида внесла некоторое разнообразие в монотонную жизнь охранников Time Tower. Целую неделю обсуждали причины столь непонятного поведения Хуана. Каждый выдвигал свою версию.

Мартин считал, что у Хуана случился нервный срыв из-за работы:

– Хуан – человек навязчивых идей, зациклился на работе, как другие зацикливаются на алкоголе.

– Ты не прав, – возражала Бренда. – Он двинулся мозгами из-за меня. Хуан боялся разоблачения. Не хотела, ребята, вам рассказывать об этом, но Хуан – редкий блядун, не раз пытался меня трахнуть. Я отказывала, но однажды сдалась. Мы отправились с ним в одну каморку. Там нас застукал инженер Билл, он туда зачем-то вошел, когда Хуан уже снял штаны.

facebooktwittergoogle_plus