Чтоб я так жил!

Он бессмысленно ходил по пустому холлу, от одной двери к другой. Почти все магазины и рестораны уже были закрыты, супермаркет покидали последние посетители. В общем, все тихо, спокойно. Феликс ждал, когда же начнет что-то делать. Он еще не понимал, в чем заключается его новая работа, в чем, так сказать, ее профессиональная соль. Не догадывался, что, став охранником, он очутился в мире чистейшей абстракции. Ему предстояло делать ВРЕМЯ.

Остановившись у наружной стеклянной двери, он долго смотрел на залитую огнями площадь, в центре которой на высоченной ростральной колонне стоит Колумб. Точно так же перед Потемкинской лестницей стоит в Одессе знаменитый бронзовый Дюк.

Бог ты мой! Давно ли мальчик Феля в коротких штанишках сбегал по той лестнице, не замечая, как натирает кожу ремешок сандалий? Впереди – синева и порт. На тросах кранов парят огромные ящики из заморских стран. На старом морвокзале – бочки с румынским компотом, греческие сухогрузы с бананами, желтые горы кубинского сахара. И бежал, несся кудрявый мальчуган, провожаемый взглядом добродушного Дюка, герцога де Ришелье, с которым всегда связывалась мечта о дальних странах, скитаниях, приключениях…

Там, в Одессе, на том берегу, остался и бронзовый Дюк, и родители, и квартира в доме, построенном из самого теплого на Земле тысячелетнего ракушечника, и могила бабушки…

– Ноль-один, оглянись! – вдруг затрещал в рации голос Хуана. – В супермаркете подозрительные типы!

Феликс оглянулся.

– Не туда, не туда смотришь! – разрывалась рация.

– Вижу, – он пошел навстречу странной парочке.

Сутуловатый мужчина плелся по холлу, слегка западая на левую ногу. Рядом с ним – огромная чернокожая женщина. Мартин и Бренда! На Мартине униформа висела, как на вешалке, зато на Бренде все бугрилось и трещало.

– Привет, рад тебя здесь видеть. Значит, будем работать вместе? – поправив очки на носу, Мартин печально улыбнулся.

– Да, – ответил Феликс, уловив легкий запашок алкоголя, исходивший от Мартина.

Глава 5

И началась у Феликса новая жизнь.

Знакомился с коллегами. Первый – пуэрториканец Хуан, непосредственный его начальник, неутомимый команданте.

Как заводной автомат, Хуан перемещался по всему супермаркету, не давая спуску подчиненным. Заглядывал во все мусорные урны, дабы убедиться, что в них нет ничего подозрительного, скажем, бомбы. Никаких бомб там, к счастью, не было. Зато частенько урны переполнялись мусором. Тогда Хуан вызывал по рации уборщиков, а к этому месту приставлял охранника.

facebooktwittergoogle_plus