Глоток Надежды

В 18-ть лет я справляла Новый год в одной компании, где употребляли наркотики. Решила тоже попробовать. И… Не стану вдаваться в подробности, но закончилось тем, что к 22-м годам я уже не могла жить без алкоголя и наркотиков.
Я как-то умудрилась выйти замуж и родить ребенка. Судьба поставила меня в такие условия, что надо было кончать с пагубными пристрастиями, но без медицинского вмешательства я это сделать уже не могла. Обратилась к врачу. После лечения я не принимала алкоголь около трех месяцев. Однако мое окружение, поступки, мысли оставались прежними. Я снова начала выпивать по чуть-чуть. По чуть- чуть, разумеется, не получилось.
Если кто-то может пить и работать, пить и заниматься хозяйством, то я, если пью, делать ничего другого не могу. Состояние выпившей для меня ужасно: надо пить до тех пор, пока не упаду в беспамятстве. Но появился другой способ избежать запоев – уколоться. Когда принимаешь наркотики, то, кажется, что ты не так опускаешься, как от алкоголя. Правда, начинается падение в другую яму…
Америка. Это был свет в туннеле, вот где, – думала я, – смогу начать жизнь с чистого листа, выбиться в люди, стать хорошей матерью и женой.
Из-за моей наркомании у нас возникли проблемы с отъездом: медсестра из иммиграционного центра, которая брала кровь, не могла найти ни одной вены на моих руках, это вызвало у нее подозрение. Меня послали к наркологу, который должен был подтвердить, что такие «дороги» и абсцессы бывают только у наркоманов. Он намекнул, что хочет взятку. Деньги мы ему дали, и он послал фальшивые результаты в Атланту. Мы долго ждали ответа и, наконец, получили добро. Радости было столько, что… мы решили с мужем уколоться в последний раз, «на дорожку». Купили два стакана соломы (маковых головок) и пошли к знакомой готовить. Там нас и хлопнули. Мужа отпустили, меня же арестовали. К тому времени наша квартира была продана. Пособие на детей нам не давали, мама и бабушка не получали пенсии. Мой арест мог привести всю семью к бомжеванию. Так, как я молилась в тюрьме, я не молилась никогда. Бог услышал мои молитвы, и дело было закрыто.
Мы – в Америке! Я собралась учиться, муж работать. Старший сын пошел в школу, младший в садик. Моя учеба начиналась в сентябре. Однажды я гуляла с сыном и решила купить бутылку вина. Думаю, кто-то придет в гости, угощу. Придя домой, прежде всего, решила угостить… саму себя. Серия запоев. Деньги, оставленные на оплату квартиры, ушли на водку. Родственники в шоке.
И вот только тогда, в августе 1998 года, я окончательно поняла, что больна. Я тогда ничего не знала об «Анонимных Наркоманах» и «Анонимных Алкоголиках». Но знала наверняка, что мне нельзя брать в рот ни капли спиртного. Я попыталась глубже проанализировать свою жизнь, старалась понять, что же со мной происходит, и почему я не могу без алкоголя жить.

facebooktwittergoogle_plus