Глоток Надежды

Горю нашему не было конца. Один его приятель вернулся из рихэба, год там лечился от наркомании. Беседа этого парня с нашим сыном вроде бы дала положительные результаты. Казалось, впервые он задумался о своей жизни – поехал в тот рихэб. Мы, наивные, уже обрадовались. Но… через неделю он оттуда ушел.
Наша и его жизнь превратилась в ад. Он был худой и бледный, всегда с мутными глазами. Ничего не ел. Разговаривать с ним было невозможно, он никого не слушал. Целыми днями мог лежать на кровати, а по ночам ходил по квартире, как лунатик. Пропадали деньги, вещи, кредитные карточки. Мы выгоняли его из дому, но он вскоре приходил, голодный, оборванный, умолял его впустить, клялся, что больше никогда к наркотикам не прикоснется. Но через пару дней все начиналось по-новому…
Под нашим давлением он обратился в одну клинику, где лечат наркоманов. Там он находился под наблюдением специалистов, ежедневно посещал психотерапевтические группы. Тоже не все было гладко. Несколько раз его отправляли в детоксы, но всякий раз он оттуда сбегал. Мы видели, что он хочет остановиться, пытается бросить, но постоянные рецидивы еще раз показывали: человеку невозможно бороться с этим злом в одиночку. Словом, улучшения почти не было, мы теряли надежду.
Случайно он повстречался с девушкой, которую полюбил. Она ответила взаимностью, поверив ему. Но настояла, чтобы он окончил курс лечения в детоксе, а потом и в рихэбе. Она писала ему в рихэб письма ежедневно, все двадцать восемь дней. После лечения они сразу же уехали из Нью-Йорка во Флориду. Там сняли квартиру, пошли работать. Расписались. Мы с женой теперь ждем их в гости.
Мы сочувствуем всем родителям, чьи дети стали наркоманами. Знаем, через какой кошмар они проходят. Также хотим выразить благодарность всем, кто помогал нашей семье бороться с этим страшным злом.

 

МОЙ ДЕНЬ ПРИДЕТ

Я не могу рассказать Вам никакой слезливой истории из моего детства, так как таковой просто нет. Не могу Вам сказать, что пью, потому что мои родители пили, а моя бабушка или дядя делали то-то и то-то. Это значило бы, что я эти истории придумываю.
Я приехала в Нью-Йорк из России, когда мне исполнилось два годика. Моя семья принадлежала к среднему классу, но родители предпочитали, чтобы я ощущала себя дочкой миллиардеров. Мое превращение в законченную алкоголичку и наркоманку стало настоящим потрясением для родителей, родственников, друзей и, не в последнюю очередь, для меня самой.
Конечно же, я не росла с мечтой стать алкоголичкой. Я росла с мечтой стать врачом. Я ушла от будущего, в котором у меня должна была сложиться успешная карьера; я могла иметь свою семью, свой дом, дорогую машину… и где это все? Но я знаю: Бог есть, потому что мои родители никогда не сдавались в борьбе за меня, – даже тогда, когда я сама махнула на себя рукой. 

facebooktwittergoogle_plus