Рыбак, Сикарий, Апостол

Глава 1

Apostol-Petr…Через несколько дней они покинули Иерихон и вошли в пределы земли Иуды.

В одном селении на постоялом дворе – хане – остановились на ночлег. Все легли спать, кроме Учителя, который, пожелав всем доброй ночи, вышел во двор. Подождав, когда все стихло и послышалось сопение уснувших, Симон осторожно поднялся с расстеленного на полу ковра и тоже выскользнул наружу.

Он увидел Учителя возле хлева, где в стойлах, пофыркивая, спали кони и мулы. Стараясь оставаться незамеченным, Симон вышел за ворота и прокрался вдоль забора. На углу его ждал какой-то мужчина, держащий под уздцы двух коней.

 – Наконец-то. Я уже начал думать, что ты изменил свое решение и не придешь, – сказал мужчина, передавая Симону поводья. Затем вскочил в седло и, хлестнув коня плеткой, поскакал по темной дороге.

Симон – за ним следом. Вскоре оба всадника, обогнув высокий холм, направили своих коней через поле к горному кряжу.

ххх

– Другого выхода у нас нет, – Дан бросил камешек в догорающий костер. Поднявшись, отряхнул полы бурнуса.

Угли костра уже покрывались пеплом, лишь на конце одной, еще не прогоревшей, головешки тоненькими язычками колебалось пламя. Из черных трещинок порой выстреливали искры, озаряя лицо сидящего у костра Симона.

Высокая, нависающая скала загораживала отсюда вид на долину, по которой пролегала главная дорога на Иерусалим. Зато эта скала служила своего рода укрытием. С дороги их не могли видеть ни паломники, вереницы которых направлялись в священный город, ни торговцы, ведущие туда свои караваны по случаю приближающегося праздника, ни – самое главное – римские солдаты, усиленные конные дозоры которых в эти дни прочесывали окрестности Иерусалима.

Симон не отрывал глаз от огня. Будто в дрожании еще непогасших язычков хотел увидеть ответ на тот единственный вопрос, мучивший его в последнее время. Концом кривой терновой ветки легонько толкал недогоревшую головешку, чтобы пламя не гасло.

– Да возвратится весь Израиль ко Всевышнему, будь Он благословен, – промолвил Дан и, подняв голову, посмотрел на небо.

В великолепии восточной ночи звезды спустились так низко, что казалось, их можно достать рукой.

Вдруг за скалой – «тьо-ох! тьо-ох!» – кто-то издал короткую звонкую трель. Дан тревожно замер:

– Неужели они нас выследили? Собаки! – вытащив из-за пояса кинжал, он подкрался к выходу.

А Симон бросил в костер несколько горстей песка и разогнал рукой густые струйки дыма.

facebooktwittergoogle_plus