По Нью-Йоркскому Времени

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

Серый свет пасмурного утра проникал в комнату. Лиза еще лежала в постели. Просматривала газету, улыбалась чему-то своему, мечтала. В тепле и уюте, под мягким одеялом, мечты и желания у женщин развиваются неспешно, но простираются далеко.

Конечно же, ей хотелось многого. Чтобы приехала в Нью-Йорк мама. Чтобы у Алеши не болело сердце. Чтобы поскорее разрешился вопрос с ее документами, и они съездили в Италию. За этими маячили тьмы иных насущных задач и желаний: купить новое постельное белье, новую посуду… А если Бог им подарит ребенка – будет ли на Земле женщина счастливее, чем она?

Счастьем, ровно и спокойно, светились ее глаза. Да, ее семейная жизнь с Алешей началась с некоторым криминально-медицинским уклоном. Но ведь часто бывает так: люди встречаются, женятся, все у них поначалу благополучно, а потом – склоки, ссоры, измены. У них же с Алешей все будет иначе.

Алеше вот, предложили вести передачу на радио «Свобода», заказали статью в американском журнале. Его звезда восходит…

– А-а-а!..

Лиза вскочила с кровати и в белой пижаме, бурей рванулась в соседнюю комнату.

Алексей сидел на стуле, склонившись. Мутными глазами смотрел перед собой, где на столе лежали исписанные листы. Красная ручка – на полу.

– Алеша… Ты же обещал, что не будешь прикасаться к роману, пока не отдохнешь. Этот проклятый роман убьет тебя! – она схватила со стола стеклянную трубочку, открутила металлическую крышечку.

– Где же?! Где?! – била ею по пустой ладони.

Метнулась в другую комнату, где в шкафу между фотоальбомами еще недавно лежала трубочка нитроглицерина.

Алексей с трудом проглотил слюну. Холод пошел по его левой руке. В соседней комнате гремели ящики. «Нет там ни черта, все таблетки закончились. И новые не купил».

– Лиз, набери «911». Пусть приедут.

Лиза – белым пятном – в прихожую. Ее голос оттуда, русские и английские слова вперемешку:

– Боль в груди. Адрес? Street? Что? What?

Она помогла ему дойти до дивана.

– «Скорая» сейчас приедет. Родной, потерпи…

Лицо его заблестело испариной:

– Лиз, а тебе идет белое. Тебе в белом хорошо. Никогда не носи черное.

facebooktwittergoogle_plus