Чтоб я так жил!

Снег уже сыпал крупными хлопьями, превращаясь в кашу под ногами. К уличному шествию уже всё было готово. На дороге стоял джип с пристегнутым прицепом в виде громадного шатра. Этот шатер был украшен иллюминацией, ветками и живыми цветами. В шатре стояли хасиды и раввин, державший зачехленный свиток Торы.

Шествие тронулось, полилась веселая музыка. Каждый желающий подходил, и ему доверяли недолго понести бесценный свиток. Остальные хасиды, взявшись за руки, плясали вокруг этого движущегося шатра.

Мартин, пьяненько улыбаясь, тоже туда подошел, протянул руки, и раввин вручил ему свиток. Мартин неожиданно принялся скакать со свитком, как козел, прижавшись щекой к бархатной материи. Его очки съехали на бок, ермолка слетела в снег. Но Мартин не обращал на это внимания. Он весь сиял, светился каким-то неземным счастьем! В нем, всегда производившем впечатление дряхлого старика, вдруг открылось что-то вечно юное…

– Это твой приятель? – спросила Рита, указывая на Мартина. Она шла рядом с Феликсом.

– Да, Мартин – мой новый коллега, очень набожный еврей.

– Как твои дела? – спросила она.

– Как мои дела? – он на миг задумался. Хотел сказать, что дела у него – хуже некуда. Впрочем, его беды не сравнить с тем, что случилось у Риты. – Живу. Работаю. Все как обычно.

– А что случилось с твоим голосом? И почему ты больше не работаешь на радио? А-а!.. – Рита вдруг резко дернулась – ее нога скользнула по снежному месиву у обочины и она растянулась бы, если бы не ухватилась за рукав Феликса.

Он обхватил ее за талию. Прижал к себе и вдруг… поднял на руки и перенес через глубокую лужу. Холодная вода проникла ему в ботинки, носки и джинсы по щиколотку намокли.

Но он не чувствовал этого. Он видел только милые, сверкающие глаза Риты. Он шел не по грязной луже и снежному месиву, а парил с Ритой на седьмом небе.

– Я наверняка тяжелее, чем Тора, – пошутила Рита, когда он опустил ее на Землю. – Признавайся, ты ведь не случайно пришел сюда? Надеялся меня здесь встретить? – неожиданно, обвив его шею, она поцеловала его в губы. – Я тебя тоже очень ждала…

ххх

– Прошу,  – промурлыкал он, открывая дверь своей квартиры и пропуская Риту вперед. – Да, кстати, в марте в «Мэдисон» будет выступать Билли Джоел. Хочешь, возьму билет и тебе?

– Конечно, хочу.

Феликс сбросил свои мокрые ботинки и расстегнул ремень джинсов. Даже не заметил, как обнял Риту. Его пальцы расстегнули сзади молнию ее платья.

Словно в медленном танце, они двигались в спальню, расстегивая на ходу друг у друга пуговицы и молнии, оставляя за собой на полу одежду.

facebooktwittergoogle_plus