Чтоб я так жил!

Феликсу, правда, не смешно. Специфический сленг своих новых коллег – гарлемских негров, он едва понимает. Все же их беззаботность и ощущение команды, подчиненной единой цели, смутно передается и ему. Переодевшись в униформу, он спешит в Оперативный центр, получать рацию.

Там старший оператор Фрэнк сидит за пультами и неустанно смотрит на огромное табло на стене, разделенное на множество экранов. На экранах – магазины, коридоры, пожарные лестницы, разгрузочные площадки. Триста вращающихся видеокамер работают круглосуточно. Причем поворот каждой видеокамеры с точностью до секунды рассчитан так, чтобы ни одна мышь в супермаркете не прошмыгнула незамеченной!

В униформе и с рацией в руке Феликс спускается на пост. Но перед этим новую смену охраны, выстроив шеренгой, осматривает Хуан. Поглажены ли брюки? Свежи ли рубашки? Выбрита ли шея на затылке? Впрочем, на мятые брюки и грязные рубашки Хуан смотрит сквозь пальцы. Кто может заставить этих обормотов гладить брюки? Никто. В этом бессилен даже Хуан.

Но что ему по силам, что лежит в пределах его возможностей, – это галстук. Хуан непревзойденный мастер завязывать и поправлять галстуки. Делает он это с маниакальным упорством: пристально глядит на стоящего перед ним охранника, затем ловким движением подтягивает узел его галстука до предела вверх и чтобы строго по центру.

Когда очередь доходит до Феликса и галстук удавкой стягивает его шею, Феликс громко хрипит и вываливает изо рта язык. Все присутствующие дружно хохочут, в том числе и Хуан, который отнюдь не лишен чувства юмора.

Глава 7

Уж небо дышало ноябрем. Великолепное небо над великолепным городом. Листья пестрыми бабочками летели с деревьев, устилая ковром Центральный парк, его каменистые холмы, широкие поляны и спуски к тихим озерам.

Своим западным углом парк выходит на площадь Колумба, где жизнь никогда не прекращается. Хорош этот район днем. Но еще лучше он в полночь, когда шум утихает, и зажигаются фонари. Их свет струится в нью-йоркскую ночь: возле фонтанов сидят влюбленные парочки, неподалеку от отелей стоят прогулочные конные экипажи, в подземку с последнего сеанса спешат киноманы.

На одной из скамеек – Феликс и Мартин. Оба в куртках, без шапок.

– Сам не знаю, как и почему это со мной случилось, – признается Мартин. – В колледже я пил наравне со всеми – за компанию. Когда устраивался на работу, пил потому, что находился под сильным стрессом. Когда увольняли, пил потому, что был в депрессии. Тем не менее, я не считаю себя алкоголиком. Все же, на всякий случай, недавно начал посещать собрания «Анонимных алкоголиков».

– И как – помогает?

– Вроде бы. Уже две недели не беру в рот ни капли спиртного.

facebooktwittergoogle_plus